Меню Назад

Архитектура


Интервью с Архитектором


У человека должно при входе в здание возникать чувство: все хорошо, я, наконец, дома, - Евгений Герасимов.

Как произошло возвращение к неоклассике в работе над таким современным проектом?

Возвращение к неоклассике – своеобразная традиция. Ведь классика – это архитектура Греции и Рима. Ее надолго забыли, а потом вернулся интерес: было Возрождение, барокко, потом все пришло к неоклассицизму XVIII века, потом опять все «наелись» им, и пошли модерн, конструктивизм, авангардизм, но параллельно снова вернулась неоклассика.

Фактически получается, что человечество за последние 500 лет хотя бы раз в столетие возвращалось к этому стилю. И во времена Кваренги речи не шло о том, что неоклассика неуместна и несовременна, что технологии ушли вперед.Технологический прогресс никак не лишает классическую ордерную эстетическую систему права на жизнь. Посмотрите на московские высотки: это символ Москвы, никто до сих пор не создал ничего лучше.

Что вы и сделали на «Победы, 5»?

«Победы, 5», – это современный железобетонный дом, возводимый по всем технологиям XXI века, что позволяет строить гораздо быстрей и воплощать проект в жизнь совсем с другой точностью и качеством. Например, все детали фасада – уже не ручной труд, они выполнены машиной, но вся эстетика оригинальная, присущая самым великим образцам классической архитектуры.

Но в этой работе еще и очень большую роль сыграло окружение?

Важнейший компонент любого проекта — это его уместность. Где, как не на улице Победы, в самом сердце Московского района, могут быть уместными поиски сегодняшней трактовки неоклассики? Это один из лучших жилых районов города, в котором абсолютно человеколюбивая, комфортная среда сочетается с парадной сталинской застройкой в лучших традициях неоклассицизма.

В принципе проект получился истинно петербуржским. Все здесь понятно и близко сердцу горожанина: сегодня люди трепетно относятся к классической архитектуре, они хотят ощущения масштабности и вечности, но только в новом качестве.

Каким должно быть это качество — качество по-настоящему современного здания?

Невозможно в XXI веке построить дом, который не был бы похож на дом XXI века. У современной архитектуры есть свои очевидные признаки, например, этажность/

В сталинское время не было таких технологий, чтобы массово строить четырнадцатиэтажные дома. А современный дом "Победы, 5" — это 14 этажей, подземный двухуровневый паркинг с лифтами, навесной вентилируемый фасад, современные инженерные системы, дизайнерская мебель в стильном холле

Вы не раз говорили, что качество архитектурного проекта проверяется временем.

Первое впечатление возникает, когда снимают строительные леса. Затем нужно пять-десять лет, чтобы впечатление "отстоялось", чтобы дом зажил: фасад покрылся пылью, на окна повесили занавески. А потом, как правило, нужно еще столько же времени, если не больше

Советские дома быта, которые при рождении казались чудом архитектуры, спустя тридцать лет презрительно называют "стекляшками". Когда строили хрущевки, многие говорили: "Ура! Вот она, современная архитектура, современный быт!". Вкусы менялись, но никому и в голову не приходило презирать неоклассическую архитектуру сталинского периода. Я думаю, что эта архитектура уже прошла проверку временем.

А отделочные материалы должны быть классическими или современными?

Для каждой конкретной задачи нужно использовать лучшее решение по соотношению "цена-качество", и неважно, будут ли это отечественные или зарубежные, искусственные или натуральные материалы. Но я не знаю лучшего материала для отделки дома, чем натуральный камень.

А по какой причине камень везли из Германии?

Камня вообще не так много, а известняков, которые стоят в нашем климате, еще меньше. Немецкий юрский мрамор действительно рабочий материал, его характеристики прошли проверку временем, и он прекрасен по текстуре.

В проекте есть скульптуры, геральдика, – какой смысл вы закладывали?

На фасаде дома присутствует геральдика, доспехи, греческие меандры, львиные маски. Обелиски, львиную тематику и женскую моду на туники в свое время в Европу привез Наполеон из своего египетского похода, и эта мода породила целый стиль – ампир (в нашем случае – его приемник неоампир).

В произведениях классической архитектуры на человека всегда воздействовали на трех планах восприятия: издалека показывали триумфальное сооружение, ближе – скульптуру, а еще ближе – орнаменты и как венец стиля внутреннее убранство.

А как рождалось внутренне убранство и дизайн общественных пространств «Победы, 5»?

Холлы по стилистике и настроению соответствуют экстерьеру здания и ауре района, известного своим «сталинским ампиром». У человека при входе должно возникать чувство: все хорошо, я, наконец, дома, никаких тревог, все привычно, все спокойно, это навсегда.

Мы искали решение достойное и по качеству отделочных материалов и по организации пространства. Сразу стало понятно: должны быть «изюминки», вроде антикварной люстры, мозаики и витражей, которые сделают эти интерьеры экстраординарными. И наконец, нужно было обеспечить уникальный «микс» реминисценций и современных деталей.

Мы использовали современные элементы оформления мест общего пользования: мебель, освещение, суперпрестижные автомобильные и пассажирские лифты Stein, - деликатно вписали в интерьер современные инженерные системы. Технологичность подчеркнута во всем, но при этом центральный холл – это квинтэссенция стиля.

А как быть с тонкой гранью, которая, как известно, разделяет роскошь и китч?

Это могут оценить только искусствоведы и архитектурные критики. Ну и, конечно, владельцы квартир – самая придирчивая категория экспертов. Но мы уверены, что не перешли эту грань, просто потому, что не намешали «разного» и «богатого».

В конечном счете, наш интерьер обеспечивает человеку непередаваемые эмоции: историзм на фоне историзма – скучно, так же как и современное на фоне современного, - а мы сделали архитектуру, достойную Петербурга XXI века, – архитектуру с традициями и новаторством!

Проект получился истинно петербуржским. Все здесь понятно и близко сердцу горожанина: сегодня люди трепетно относятся к классической архитектуре, они хотят ощущения масштабности и вечности, но только в новом качестве.